image001 (18).jpg

382 9 ноября 2023 г. Ткаченко М.Ф.

Какое будущее у мировой торговой системы?

По всей видимости, мировая торговая система стоит на пороге большой трансформации, признаки которой стали проявляться, начиная со времен преодоления последствий кризиса 2008-2009 гг., когда развитые страны стали едва ли не основными поборниками протекционизма и защиты внутренних рынков. Впоследствии давление сторонников протекционизма только возрастало, появлялись новые скрытые формы протекционизма, которые оказывали воздействие на глобальные цепочки добавленной стоимости (ГЦДС), которые ранее не могли быть трансформированы под воздействием «прямого» протекционизма вследствие преобладания внутрикорпоративной торговли. Последний год был отмечен рядом публикаций МВФ, в которых анализируется текущая конъюнктура мировой экономики и связанной с ней торговой системы.

В исследовании МВФ[1], которое появилось накануне форума в Давосе, проходившем в начале 2023 г., уже напрямую без всякого рода скрытых смыслов обозначен переход от глобализации к геоэкономической фрагментации, обусловленной разочарованиями в неравных преимуществах глобализации, скептицизмом в преимуществах многосторонности, непредсказуемостью «черных лебедей» и их последствий (эпидемия COVID-19, торговые войны, геополитические и вооруженные конфликты).

Фундаментальными причинами усиления такой тенденции стало постепенное изменение роли стран с формирующимся рынком в глобальной экономической и торговой системе, их стремление преодолеть «ловушку сравнительных преимуществ», в которой они оказались, следуя нарративу поставщиков сырьевых товаров и центров воспроизводства дешевой рабочей силы. Китай вовсе претендует на место одного из ведущих игроков на мировом рынке в сегменте высоких технологий. Как следствие, усилия развивающихся стран неоднозначно были восприняты развитыми странами. Так США, оспаривая свой собственный нарратив о свободной торговле, фактически заблокировали работу апелляционного органа ВТО, что привело к «замораживанию» споров между странами-участницами ВТО и появлению излишней напряженности уже не только между развитыми и развивающимися странами, но и в пуле развитых стран. Так, последние действия США в рамках Закона о снижении инфляции показали неспособность ЕС защитить собственные национальные интересы без опоры на многосторонние институты.

Ситуация с апелляционным органом ВТО разворачивалась на фоне откровенных нарушений со стороны США правил ВТО, отрицающих всякую возможность применения протекционистских мер. Причем острая фаза противодействия США институту международного торгового права началась в 2017 г., что отмечает в своем «Докладе о соответствии торговой политики США обязательствам страны в ВТО» (далее – Доклад) Министерство торговли Китая (далее – Минторг Китая). Доклад появился в августе 2023 г., в котором нашли отражение все «претензии» Китая к США в мировой торговой системе.

В частности, в Докладе Минторг Китая характеризует США как «разрушителя многосторонней торговой системы», «сторонника односторонних действий и запугивающего других гегемона», «манипулятора двойными стандартами в области промышленной политики», а также «нарушителя глобальных производственных цепочек и цепочек поставок»[2]. Минторг Китая выделяет 11 ключевых проблемных направлений в сфере торговой политики США, подчеркивая дискриминационный характер действий американского государства в отношении своих торговых партнеров.

Нарастание торговых противоречий между крупнейшими экономиками мира делает процесс поиска консенсуса в мировой торговой системе крайне затруднительным и может привести к еще большему расколу. Это косвенно находит подтверждение в одной из последних публикаций МВФ, который приходит к выводу о возможности появления в недалеком будущем двух торговых блоков – США и ЕС, с одной стороны, и Китая и России, с другой стороны. При этом «выживаемость» каждого из блоков будет зависеть от того, чью сторону примут многочисленные развивающиеся страны. В любом случае такая фрагментация вызовет разрыв сложившихся глобальных цепочек глобальной стоимости и цепочек поставок, рост цен на определенные виды сырья на мировом рынке на фоне его дефицита и падение темпов роста мирового производства. Естественно, что это крайний вариант сложившихся противоречий в мировой торговой системе, но даже более мягкие варианты фрагментации могут иметь неоднозначные последствия. Взаимозависимость стран приобрела такие масштабы, что даже усиливающиеся процессы регионализации не приводят к полному замещению взаимной торговлей внешней торговли стран-членов интеграционного объединения с третьими странами. В силу этого сценарии полной «расстыковки» оказываются не выгодны в полной мере ни развитым (ключевым держателям технологий), ни развивающимся (ключевым держателям сырья) странам. В связи с этим такое будущее мировой торговой системы представляется маловероятным.

Вместе с тем сам Китай не является сторонником изоляции, что прослеживается в его позиции по восстановлению признанных международным сообществом правил взаимной торговли и вовлечению в эти процессы всех стран.

Предложения Китая по развитию многосторонней торговой системы носят реформистский характер, что означает соблюдение равных прав для всех, и одновременно подчеркивают безальтернативность ВТО как главного международного арбитра в области регулирования глобальной торговли. Такой подход к реформированию ВТО укладывается в озвученную Си Цзиньпином «сбалансированную и выгодную всем модель развития», основанную на открытой модели сотрудничества и отказе от протекционизма. Это позволит упрощать ведение торговли, привлекать иностранные инвестиции, защищать многосторонние торговые механизмы. При этом Китай призывает более внимательно относиться к позиции региональных организаций, где абсолютное большинство членов являются представителями развивающегося мира, например, ШОС и БРИКС. При этом нежелание США и ряда его сателлитов поддержать инициативы, связанные с восстановлением главенства международного торгового права, делает наиболее вероятным сценарий трансформации мировой торговой системы, основанный на ограниченной фрагментации. Основу такого сценария составляется плюралитеральный подход, дающий возможность большинству стран (в том числе на базе региональных интеграционных объединений или организаций) заключать многосторонние соглашения, не добиваясь полного консенсуса всех стран-участниц ВТО. Это сделает возможным дальнейшее развитие мировой торговой системы с учетом интересов большинства ее участников.

[1] Geoeconomic Fragmentation and the Future of Multilateralism. IMF, January 2023. URL: Geoeconomic Fragmentation and the Future of Multilateralism (imf.org)

[2] 2023 Report on WTO Compliance of the United States. August, 2023. URL: 2023-Report-on-U.S.-WTO-Compliance.pdf (cgtn.com)

Оставьте комментарий:

* отмечены пункты, обязательные к заполнению






Комментарии


Комментариев еще нет