2501

13 октября 2023 г.

Александр Крамаренко, директор ИАМП Дипакадемии МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол


Филистерство: смертный грех немецкой внешней политики?

Филистерство, как у нас интеллигенция, - чисто национальное явление. Этот ряд можно продолжить: у америаканцев это hubris - высокомерие как следствие опасного самомнения и чрезмерной уверенности в себе.

О филистерстве, которое отнюдь не невинно, сурово напоминает гениальный фильм Стенли Крамера "Корабль дураков" (1965 год). Обывательский национализм, раздутый объединением Германии "железом и кровью" Бисмарком, в 30-е годы приводит к нацизму. Именно он - на уровне культуры и цивилизации - объясняет, почему от романтизма до нацизма у немцев был один только шаг, почему социал-демократия не могла устоять перед искушением милитаризмом и почему пруссачество оказалось рецептом тоталитаризма. И тут все немцы оказались виноваты - "одним миром мазаны", факт, который намеренно замалчивался Москвой по соображениям геополитического порядка.

Россию сплошь и рядом обвиняют в извращении идей европейской политической мысли. Ну а как немцы? Как сама классическая немецкая философия, возносившая до небес - как идеал (у того же Гегеля) - прусское государство, которое державы-победительницы во Второй мировой сочли одним из источников германской угрозы миру в Европе?

Об этом можно было бы не говорить, если бы не поведение немцев, да еще под водительством социал-демократов и "зеленых", в условиях нынешнего кризиса в отношениях между Россией и Западом. Это и ужасающая неграмотность и элементарное незнание истории ("поворот на 360 градусов", обвинение Москвы в Хиросиме и Нагасаки и многое другое), и попытки переиграть итоги Курской битвы, и просто пустить под откос историческое российско-германское примирение, заодно сняв с себя ответственность за нацизм и его преступления.

Начинаешь понимать тех немцев (и М.Тэтчер), которые выступали против повторного объединения Германии. Именно грех филистерства вновь заявляет о себе, когда Берлин, соучаствуя в экстремистской политике США в Украинском вопросе, чуть ли не дрожит от восторга по поводу собственной безответственности - как оккупируемой державы с ограниченным суверенитетом - за ее последствия. Отсюда следуют не менее суровые уроки для нас и будущего наших отношений с немцами.