1603

25 января 2024 г.

Интервью заведующей кафедрой международной и национальной безопасности, официального представителя МИД России М.В.Захаровой сербскому изданию «Политика»

Вопрос: Каковы принципы внешней политики Российской Федерации, которую определяет Президент В.В.Путин и проводит Министр иностранных дел С.В.Лавров? Можете ли Вы как дипломат, который уже девять лет представляет российский МИД, вкратце описать нам главные черты российской внешней политики?

Ответ: Ответ на Ваш вопрос содержится в тексте новой редакции Концепции внешней политики нашей страны, которая 31 марта прошлого года была утверждена Президентом России В.В.Путиным.

Если говорить кратко, то в обновленной Концепции обеспечена преемственность в части основополагающих принципов, целей, некоторых задач внешней политики. Прежде всего, ее самостоятельности и нацеленности на создание благоприятных внешних условий для поступательного развития России, обеспечение безопасности страны, ее суверенитета во всех сферах и территориальной целостности. Российская внешняя политика носит миролюбивый, предсказуемый, последовательный, прагматичный характер, основанный на уважении общепризнанных принципов и норм международного права. Россия открыта к взаимодействию с миром, равноправному международному сотрудничеству в целях решения общих задач и продвижения общих интересов.

Поскольку новая редакция Концепции готовилась на фоне динамичной трансформации международной среды, она учитывает происходящие в мире глубокие изменения. В частности, в документе фиксируется цивилизационная самобытность России, её статус как ведущей мировой державы и уравновешивающая роль в международных делах. Рамочной задачей устанавливается содействие формированию многополярного миропорядка. Среди его принципов – суверенное равенство государств, обеспечение их права выбирать модель развития, культурно-цивилизационное многообразие мира. Такой подход предполагает устранение рудиментов глобального доминирования США, прежде всего, в валютно-финансовой сфере, ограничение влияния недружественных государств в международных организациях и другие шаги.

По-новому в Концепции ранжированы наши региональные и страновые приоритеты. Значительное внимание уделено укреплению гуманитарного влияния России за рубежом, защите исторической правды и русского языка, обеспечению интересов наших граждан и соотечественников.

Вопрос: Складывается впечатление, что период после Второй мировой войны стал одним из тяжелейших для человечества, которое оказалось перед угрозой третьей мировой войны и использования ядерного оружия. Как оценивает российская дипломатия политическую обстановку и перспективы безопасности в мире, где США и Германия находятся по одну сторону баррикад, а Россия – по другую?

Ответ: Возникновение угрозы третьей мировой войны и использования ядерного оружия связаны, прежде всего, с попытками Запада любой ценой переломить объективную тенденцию к утрате им своего былого глобального доминирования. В данном контексте наибольшую опасность представляет созданный США и НАТО конфликт на Украине, в котором они постоянно повышают ставки и пытаются балансировать на грани прямого военного столкновения с Россией. Страны Североатлантического блока буквально ходят по краю, полагая, что в любом случае смогут «управлять» эскалацией. Подобная самонадеянность – не более чем иллюзия, которая чревата, без преувеличения, катастрофическими последствиями. И, конечно же, разжигание Вашингтоном и его союзниками катастрофы на Ближнем Востоке – шаг в бездну.

Со своей стороны продолжим на деле демонстрировать оппонентам, что их линия бесперспективна, и добиваться тех целей, которые поставил Президент Российской Федерации В.В.Путин в рамках специальной военной операции. После этого мы проведем тщательный анализ того, насколько США и их союзники будут готовы следовать краеугольному принципу неделимой и равной безопасности для всех. Они должны признать, что ее нельзя укреплять за счет ослабления безопасности других.

Странам НАТО, официально провозгласившим себя «ядерным альянсом», необходимо осознать, что надёжное и долгосрочное понижение ядерных рисков потребует радикального пересмотра их враждебного подхода к России и устранения таких фундаментальных противоречий в области безопасности, как вредоносная экспансия Североатлантического блока на восток, которая и привела к возникновению нынешнего кризиса.

Если и когда наши контрагенты на Западе «дозреют» до откровенного разговора, мы будем готовы. Но упрашивать и идти на уступки не будем.

Вопрос: Мы наблюдаем в мире «фрагментарные» войны (региональные конфликты), которые воскрешают столкновения издавна существовавших блоков. Означает ли это, что мы по-прежнему далеки от достижения нового и стабильного миропорядка? Возможны ли компромиссы при соблюдении территориальной целостности и суверенитета стран, которые подвергались бомбардировкам, и насколько «подвижны» границы безопасности, прежде всего, между Россией и США и их союзниками? Существует ли перспектива диалога, направленного на достижение мира в мире?

Ответ: Десятилетиями государства евро-атлантики стремились обеспечить собственную безопасность в ущерб безопасности других – показательна в этом плане была их высокомерно-пренебрежительная реакция на наше предложение о гарантиях безопасности, выдвинутое в конце 2021 г. В итоге мы имеем слом европейской архитектуры безопасности, эскалацию ситуации на Ближнем Востоке, рост напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Провоцируя конфликты и сея хаос в разных частях планеты, «коллективный Запад» преследует цель «попридержать», а в идеале на корню подорвать развитие конкурентов. В отношении нашей страны подобная линия в итоге вылилась в гибридную войну, желаемым результатом которой Западу видится «стратегическое поражение» России.

Что касается возможности нашего диалога с американцами, то его перспективы полностью зависят от намерений Вашингтона договариваться по-честному, на основе взаимного уважения и учета интересов друг друга. Пока, насколько мы видим, США не готовы к этому даже в теории.

Предстоит серьезный разговор о согласовании принципов международного общения, которые соответствовали бы реалиям формирующегося на наших глазах многополярного мира.

Мы, со своей стороны, совместно с широким кругом партнеров из числа стран Евразии, Африки и Латинской Америки настроены работать в пользу стабилизации и гармонизации международных отношений, переустройства их на более равноправных началах. Международный порядок должен базироваться на принципе суверенного равенства государств, а сотрудничество между ними осуществляться на основе баланса интересов. Следует исключить любые «двойные стандарты» и попытки навязывать государствам чуждые модели развития, идеологические и ценностные установки. В сфере безопасности необходимо неукоснительное соблюдение всеми странами принципа ее неделимости.

Вопрос: Как Вы оцениваете ход специальной военной операции спустя почти два года после ее начала? Насколько России удалось продвинуться в достижении целей СВО?

Ответ: Цели и задачи специальной военной операции (СВО) остаются неизменными. Это демилитаризация и денацификация Украины, устранение исходящих с ее территории угроз для безопасности нашей страны и наших жителей.

Россия последовательно и успешно продолжает решать задачи по демилитаризации Украины, нанося высокоточным оружием дальнего радиуса действия точечные удары по военной инфраструктуре и предприятиям оборонно-промышленного комплекса на всю глубину ее территории. Наши Вооруженные Силы постепенно отодвигают и «линию фронта» от российских населенных пунктов, которые пока еще подвергаются обстрелам украинских неонацистов.

Правоохранительные органы России тщательно фиксируют и документируют творимые современными бандеровцами зверства, не ограничиваясь при этом периодом проведения СВО. Страдания мирного населения Донбасса начались гораздо раньше, еще в 2014 г., и виновные в них также будут привлечены к ответственности.

Хочу особо подчеркнуть, что ни у кого не должно быть иллюзий относительно тех сил, которые Запад привел к власти на Украине 10 лет назад – в феврале 2014 г. Это нацисты, идеологические последователи Бандеры и Шухевича. Их цель – физическое устранение всех несогласных с киевским режимом, включая представителей других наций, и в первую очередь – уничтожение всего русского. Только на Украине сегодня дети идут в школу в первый класс под песни, в которых призывают убивать русских, только там сжигают книги, как это делали в Третьем Рейхе, и проводят на улицах факельные шествия.

По линии Следственного комитета России ведется полноформатное расследование деяний украинских нацистов по целому ряду статей Уголовного кодекса, включая военные преступления. По данным этого ведомства, на сегодняшний день возбуждено более 4 тыс. уголовных дел в отношении свыше 900 лиц. На основании собранных доказательств, суды Российской Федерации уже приговорили к длительным срокам лишения свободы за совершенные злодеяния более 200 представителей украинских вооруженных формирований. Такая же судьба ждет всех остальных преступников.

Запад не отказывается от своей цели – нанести России «стратегическое поражение», хотя теперь они переформулировали задачу, и она звучит так: «Не дать России победить». Используя для этого Украину в качестве инструмента, он оказывает ей масштабную военную помощь, поставляя оружие, включая кассетные боеприпасы и снаряды с обеднённым ураном, представляющие угрозу для здоровья будущих поколений и окружающей среды. Вашингтон и его сателлиты прекрасно осознают, что без их поддержки Украину ждет неминуемый крах. Однако признать это публично им не хватает смелости, поскольку в таком случае потребуется заявить о крахе порожденного Западом уродливого киевского режима, а вместе с ним и всего политического украинского проекта, который не оправдал вложенных в него колоссальных материальных и финансовых ресурсов. Пример тому – полный провал широко разрекламированного «контрнаступления» ВСУ.

Что касается непосредственно хода СВО, то было бы правильно адресовать этот вопрос военным. Со своей стороны отмечу, что в настоящее время Вооруженные Силы России владеют стратегической инициативой вдоль всей линии боевого соприкосновения. Все стоящие перед СВО задачи будут обязательно выполнены.

Как сказал в своем выступлении в октябре 2023 г. Президент России В.В.Путин, «мы не начинали т.н. войну на Украине, мы пытаемся ее закончить».

Вопрос: Балканский регион в свое время дал поводы Германии развязать две мировые войны. Сейчас эта страна настаивает на признании Сербией независимости Косова, обеспечивая значительную поддержку А.Курти – возможно, даже более весомую, чем со стороны США. Кроме того, Германия фактически руководит Боснией и Герцеговиной посредством Верховного представителя К.Шмидта, которого не признает Республика Сербская, поскольку Советом Безопасности ООН не была принята резолюция о его утверждении на этом посту, требуемая Дейтонскими соглашениями. В чем состоит цель Германии?

Ответ: Сформулировала бы иначе – в поиске поводов для развязывания двух мировых войн Германия нашла их на Балканах. Немцы в этом регионе в ХХ веке вообще изрядно «наследили», приложив руку и к развалу Югославии, и к разжиганию там кровопролитного конфликта.

Другое дело, говорить сегодня о собственных целях Германии на Балканах – как, впрочем, и где-либо еще – было бы сильным преувеличением. Иметь собственные внешнеполитические цели может лишь тот, кто обладает суверенитетом и собственной внешней политикой. Ни того, ни другого у современной Германии нет.

В контексте распределения ролей между американскими сателлитами в Европе немцы с их богатым опытом провоцирования военных столкновений на Балканах, с точки зрения Вашингтона, неплохо справляются с задачей «западного куратора» региона. Недаром они столь настойчиво и даже агрессивно, презрев все процедуры и договоренности, проталкивали К.Шмидта на пост Высокого представителя в Боснии и Герцеговине, который, как Вы справедливо отметили, не был должным образом утвержден на эти функции и, соответственно, никакой легитимности не имеет.

То, что на протяжении последних двух с половиной лет происходит в БиГ, – чистой воды возрождение колониальной политики западных стран. Их стараниями Босния и Герцеговина фактически превращена в протекторат, ее суверенитет зажат в рамки, диктуемые внешними игроками. Среди них, разумеется, не последнюю скрипку играет и Берлин, очевидно заинтересованный в том, чтобы в ручном режиме пытаться дирижировать Балканами, где далеко не все убеждены в безальтернативности «светлого евроатлантического будущего».

Запад давно и методично ведет свою «подрывную» деятельность против Сербии с целью лишить ее суверенитета и права по своему усмотрению определять вектор развития. Белград принуждают войти в число последователей культа «отмены» России, отказаться от своих коренных национальных интересов.

Особенно остро стоит проблема Косово. За годы политпроцесса с участием Белграда и Приштины при посредничестве ЕС Вашингтон с Брюсселем превратили косовский фактор в инструмент давления на Сербию, предоставив косовоалбанцам карт-бланш на разжигание национальной нетерпимости в отношении местного сербского населения. Разграбление православных святынь, вооруженные нападения косовских «силовиков» на мирных жителей, посягательство на принадлежащее им имущество – всего этого в европейских столицах, в том числе в Берлине, предпочитают не замечать.

Между тем, результаты псевдопосреднических усилий ЕС говорят об абсолютном бессилии западных государств, которые не в состоянии решить проблему по существу. Вместо адресной работы с А.Курти, чтобы выполнялись согласованные ранее обязательства, еврогранды вышли с новой инициативой – так называемым франко-германским планом, который, по сути, принуждает Сербию к заведомо неприемлемой развязке, грубо противоречит фундаменту урегулирования – резолюции СБ ООН 1244.

Вопрос: Как Министерство иностранных дел Российской Федерации оценивает текущую политическую ситуацию на Балканах в отношении безопасности в условиях нового геополитического мирового порядка и в чем видит роль Сербии? Что могла бы Россия посоветовать Сербии, от чего предостеречь?

Ответ: Балканы – сложный регион. Там до сих пор ощущается драматичное наследие югославского конфликта 1990-х годов, невооруженным взглядом видна разновекторность устремлений различных международных акторов.

Так называемый западный мир претендует на исключительные права взаимодействия с балканскими столицами, проводит агрессивную политику, чтобы выдавить из региона третьи страны, строит диалог в рамках парадигмы «с нами или против нас». В обмен на перспективу вступления в ЕС балканцам навязывают чуждые политические и общественные нарративы. Наглядный пример – попытки ввести запрет на сотрудничество с Россией, возведенный сегодня в абсолют как безусловное предписание тем, кто не хочет испортить отношения с Западом. К сожалению, отдельным балканским странам не хватило политической воли противостоять этому ультиматуму.

Сербия – пример ответственного государства, защищающего свои национальные интересы и не отказывающегося от партнерских связей с Россией. Сегодня ваша страна противостоит гибридному влиянию извне, сталкивается с попытками расшатать и подорвать внутреннюю стабильность. Наблюдаемые на улицах Белграда протесты являются примером грубого вмешательства внешних сил в дела суверенного государства.

Сербы хорошо помнят, чем могут обернуться общественные потрясения. Опыт показывает, что разгул радикальных элементов, действующих по указке из-за границы, способен спровоцировать самые губительные последствия, вплоть до коллапса государственной системы, утраты способности принимать решения в интересах граждан. Искренне желаем руководству Сербии продолжать заботиться о подлинных интересах страны, не идти на поводу у тех, кто пытается заставить Белград пожертвовать своей самостоятельностью, отказаться от национальной гордости и идентичности.