3037

11 сентября 2023 г.

А.М.Крамаренко

Директор Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России

Украина как «большой Израиль»: очередная галлюцинация Киева


В последнее время уже не только в политологическом сообществе США, но и киевским режимом муссируется тема обеспечения в будущем, то есть после завершения СВО, безопасности Украины на основе ее сверхмилитаризации. Этот вариант кощунственно называется «израильским», поскольку не предполагает формальных гарантий безопасности со стороны США и Запада в целом. Он также противопоставляется военно-политической нейтрализации Украины и созданию в Европе подлинной общерегиональной системы коллективной безопасности, которая обеспечивала бы принцип неделимости безопасности на континенте и которой Европа не знала со времен решений Венского конгресса 1815 года. Другими словами, обходится стороной одна из ключевых причин нынешнего кризиса в отношениях между Россией и Западом, а именно натоцентричная архитектура евробезопасности, в которой не нашлось места для России. Одновременно уходит в тень тема членства Украины в НАТО.

Но главное, замалчивается проблема нацификации Украины при нынешнем режиме. Смысл такого варианта - оставить на границах России сверхвооруженное и жестко идеологизированное враждебное государство, которое создавало бы перманентную угрозу национальной безопасности нашей страны, то есть то, что стало причиной СВО. Ничего не говорится о политическом урегулировании конфликта с участием России: раз не будет мирного договора, значит конфликт будет «заморожен» - худший из вариантов, на который Москва после принесенных жертв никогда не согласится.

Что еще не так с этим планом, который, надо полагать, служит предметом консультаций между Вашингтоном и Киевом по вопросу так называемых «гарантий безопасности»?

Прежде всего, можно предположить, что таким образом администрация Байдена намерена усадить Киев за стол переговоров с целью прекращения огня, то есть выживания нынешнего режима, недопущения денацификации Украины. Это будет подано как «стратегическое поражение Кремля». Москву, разумеется, никто не спрашивает, что заведомо обрекает эти экзотические манёвры в обход общепринятых норм и форматов урегулирования конфликтов, таких как мирный договор и постоянный нейтралитет.

Далее, решается проблема неприемлемости для США гарантирования чьей бы то ни было безопасности, кроме собственной. Даже Статья V Вашингтонского договора 1949 года о создании НАТО заформулирована нарочито двусмысленно: она не обязывает США автоматически вступать в конфликт в случае, если кто-то из членов альянса станет объектом нападения - оно будет расценено как «нападение на всех» и каждое государство будет самостоятельно решать, как прийти на помощь. Эта статья еще ни разу не подвергалась стресс-тесту, и Вашингтон будет делать все, чтобы этого не случилось и впредь. Об этом говорят и заявления американских представителей о том, что конфликт не должен выйти за границы Украины и вовлечь страны-члены НАТО.

Наконец, главное. Израиль обеспечивает свою безопасность не в последнюю очередь за счет хороших отношений не только с США, но и с Россией. Даже Зб.Бжезинский предполагал, что независимость для Украины предполагает дружественные отношения с соседней Россией. А Евросоюз, заключая с Киевом Соглашение о всеобъемлющей и глубокой зоне свободной торговли, предполагал, что экономически Украина будет выживать за счет торговли с Россией. Теперь эти два базовых постулата украинской независимости «выброшены в окно».

Если и брать идеи из ближневосточной политики, то тогда это должно быть требование Израиля о демилитаризации Государства Палестины как условия его признания. Речь также идет об отказе от агрессивного национализма, возрождаемого на Украине в форме нацизма и идеи расового превосходства над Россией (пресловутое «Це Европа!»).

Словом, это возвращает нас к заявленным фундаментальным целям СВО, а именно о законных интересах безопасности России, а не Киева, подвизавшегося служить орудием антироссийской политики Запада. Не потому ли никто пока не готов на Западе публично обсуждать «израильский вариант» урегулирования Украинского кризиса?