2102

7 декабря 2023 г.

В Дубае продолжается работа Конференции ООН по климату (COP28). Держу контакт с нашей делегацией, и вот какая складывается картина.

Первое. Усиливается разрыв в позициях так называемых развитых (читай - «коллективный Запад») и развивающихся стран (читай - «Глобальный Юг»). Страны Глобального Юга больше не отмалчиваются, а задают вполне конкретные, порой неудобные вопросы. Например, «кто собственно будет платить за снижение выбросов парниковых газов с помощью «зеленых технологий», которых у развивающихся стран просто нет?». Бездумно следовать западной климатической повестке больше никто не хочет.

Второе. Налицо подмена западниками температурной цели и сроков ее достижения, хотя это строго юридический вопрос, который не терпит политических спекуляций. Но западники без стыда на каждом углу галдят об ограничении температуры в 1,5 °С как о догме. Даже значки «1,5 °С» на лацканы напяливают (видимо это тоже как-то поможет остановить изменение климата).

При этом в Парижском соглашении говорится об «ограничении роста температуры 2°C и приложении усилий для ограничения роста температуры 1,5°C» (ст.2). Это четко зафиксированный температурный предел от 2 до 1,5 °C. Что же касается сроков, то в статье 4 Парижского соглашения написано о «второй половине этого века на основе справедливости и в контексте устойчивого развития и усилий по искоренению нищеты». Других формулировок в документе нет.

Это значит, что если страны, которые начиная с 2050 года смогут удержать рост температуры на уровне 2 градуса и ниже, то Парижское соглашение будет выполнено. Во всех странах эти показатели будут разные.

Накануне COP28 Президент России В.Путин утвердил новую, полностью соответствующую международным обязательствам нашей страны Климатическую доктрину, в которой поставлена задача добиться углеродной нейтральности, то есть равновесия выбросов и поглощений СО2, – к 2060 году. Для сравнения: в Китае и Индии этот срок определен 2070 годом. Любые требования из серии «1,5 градуса к 2050 году!» - это политическая спекуляция, балансирующая на грани с «культурой отмены».

Третье. В Дубае объявили о начале функционирования Фонда возмещения убытков и потерь от последствий изменения климата (под эгидой Всемирного банка). Хорошая инициатива. Но реальность такова, что мы пока не понимаем, на каких принципах будет работать новая структура. Если это очередная закрытая организация, политически ангажированная, где нашу страну и другие государства не будут допускать к управлению, распределению средств, оказанию помощи и т.д., но при этом будут требовать только платить, тогда мы продолжим идти своим путем, точечно осуществляя помощь развивающимся на добровольных началах. Кстати, хотел бы обратить внимание, что Парижское соглашение и Рамочная конвенция ООН об изменении климата не содержат никаких финансовых обязательств для России.

Благодаря президентству ОАЭ голос беднейших стран мира звучит на COP28 отчетливее, чем когда-либо. Такого плюрализма мнений не удалось достигнуть на климатическом саммите в Мадриде в 2019 году и Глазго в 2021 году, но Эмираты в 2023 году со всей очевидностью смогли это сделать. Ни одна делегация не была обижена или дискриминирована. Если представить образ COP28 в Дубае, то можно сказать, что это трибуна с абсолютно свободным микрофоном. Преимущества многополярного мира.