1833

19 января 2024 г.

Сегодня завершает работу 54-й по счету Всемирный экономический форум (ВЭФ) в Давосе. Впечатления неоднозначные.

Первое – общий фон, на котором проходит мероприятие. Если брать сугубо экономику, все не так плохо: эксперты прогнозируют мировому хозяйству "мягкую посадку". Но ВЭФ как "форум глобалистов" уже диссонирует с мировыми реалиями: глобализация в ее западной версии на спаде, и главным поборником более справедливой ее версии выступил Китай.

Если советник президента США Джейк Салливан пообещал жесткую конкуренцию в мире на фоне сохраняющейся взаимозависимости, то премьер Госсовета КНР Ли Цян, наоборот, предложил использовать эту взаимозависимость как синергетический фактор роста. Но именно Запад, который перестал в одиночку наживаться на глобализации, выступает в роли разрушителя единых правил. В итоге уже говорят о глокализации – переходе к локальным моделям развития.

Лозунг Давоса-24 – "Восстановление доверия" – выглядит довольно лицемерно, ведь Запад сделал все, чтобы разрушить доверие к ценностям, правилам и институтам, которые сам ранее отстаивал.

На экономическом форуме не удалось избежать разговоров о геополитике и конфликтах, учитывая общий фон – конфликты в Газе и на Украине, активизация хуситов, итоги выборов на Тайване…

Отрадно, что генсек ООН видит выход из кризисов в том, чтобы "установить новый многополярный международный порядок с новыми возможностями для лидерства, баланса и справедливости в международных отношениях". А для этого нужны сильные институты и механизмы глобального управления. Разумеется, он не был услышан теми, кто продавливает иную версию решения проблем: укреплять американское доминирование, наказывать тех, кто бросает вызов "порядку, основанному на правилах", усиливать смертоносные "арсеналы демократии".

Попытки в этом смысле максимально "украинизировать" нынешний давосский форум не были столь успешными, как в прошлом году, но, разумеется, не прекращались с самого начала.

На этот раз к Давосу "прицепили" любимую "игрушку" Зеленского и его англосаксонских кураторов -очередную встречу по "формуле мира" Зеленского. С учетом того, что эта "формула" – ультиматум, а не площадка для переговоров, никакого успеха там быть не могло по определению, да его никто и не ожидал: все делалось ради картинки. Как точно отметил глава бюро Financial Times в Брюсселе, главным достижением встречи стало совместное фото с большим числом участников, чем в прошлые разы. По мнению главы МИД Швейцарии Иньяцио Кассиса без привлечения к выработке переговорной платформе России добиться прекращения конфликта не получится. Но пока есть киевская "формула мира" – это сигнал миру: никакого реального поиска выхода из конфликта не будет.

Выступление самого Зеленского в Давосе было ожидаемо злобным, но особым цинизмом выделялись два пункта.

Первое – Россия, дескать, сорвала попытки мирного урегулирования после 2014 года, что на фоне публичных признаний лидеров Германии и Франции выглядит чудовищной ложью.

И второе – что, мол, именно российский лидер причастен чуть ли не ко всем конфликтам в мире, и вообще, мол, Россия и ее президент "украли" 13 лет мира у планеты. Намек вполне очевидный: после агрессии США и их союзников против Ливии именно Россия в дальнейшем препятствовала подобным выходкам "мирового диктатора", не дав повторить иракскую и ливийскую истории в других местах. "Украсть мир" в интерпретации Зеленского – это значит не дать Америке вторгаться в другие страны и наводить "порядок" силой. По сути, это опровержение тех целей, которые ставит перед миром генсек ООН.

Из иного прозвучавшего – попытка напугать мир некой "болезнью X", которая вот-вот якобы накроет человечество. Понятно, что это больше "инфовирус", вброшенный накануне выборов в Европе и США, вокруг которого уже крутятся западные производители вакцин. Однако мы уже знаем, что от "наших уважаемых западных партнеров" можно ожидать всего…

Подводя итоги - собственно говоря, их в Давосе кот наплакал. Пар ушел в свисток, а поезд, локомотив которого захватили западники, так и катится в пропасть. Но время развернуть его не просто есть. Оно настало.