1042

27 февраля 2024 г.

Заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД России К.И.Косачев о подготовке спецслужбами Украины теракта с применением боевых отравляющих веществ

Новости о подготовке спецслужбами Украины теракта с применением боевых отравляющих веществ, которые могут быть квалифицированы как химическое оружие, вызывают тревогу. Пока специалисты досконально разбираются с деталями и устанавливают, что именно за вещество готовилось к применению, отмечу, что данная информация, вне всякого сомнения, должна быть доведена до сведения международного сообщества. Прежде всего, в Организацию по запрещению химического оружия согласно ее мандату.

Напомню, что в соответствии со статьей X Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 года каждое государство-участник имеет право запрашивать и с учетом процедур, изложенных в пунктах 9, 10 и 11, получать помощь и защиту от применения или угрозы применения химического оружия, если оно сочтет, что ему угрожают действия или деятельность любого государства, которые запрещены государствам-участникам статьей I.

Статья I Конвенции прямо запрещает не только разработку и применение химического оружия, но и любых военных приготовлений к применению химического оружия, а также помощь и поощрение к проведению любой деятельности, запрещенной Конвенцией. Последнее особенно актуально в связи с тем, что, по информации наших специальных служб, изъятое вещество по классификации НАТО "BZ" разрабатывалось в США.

Процедура международного расследования регламентирована Конвенцией. В частности, Генеральный директор ОЗХО не позднее чем через 24 часа после получения соответствующей просьбы от государства возбуждает расследование, с тем чтобы заложить основу для дальнейших действий. Он завершает расследование в течение 72 часов и направляет доклад Исполнительному совету. Если для завершения расследования требуется дополнительное время, то в тот же срок представляется промежуточный доклад.

Посмотрим, хватит ли у руководства ОЗХО политической воли для задействования этих механизмов. Не секрет, что ОЗХО была одной из первых международных организаций, которая заняла предвзятую и ангажированную позицию по отношению к России ещё во время нашей операции в Сирии. После начала СВО на Украине, надо сказать об этом прямо, ОЗХО деградировала. Тем не менее, убежден, что мы должны использовать все имеющиеся инструменты для защиты своих интересов.