1851

3 января 2024 г.

В СМИ часто можно увидеть ссылку на «правила войны». Мало кто задумывается над тем, что это вовсе не оборот речи, а юридический термин, означающий те положения международного гуманитарного права, которые описывают право на ведение войны (jus ad bellum) и нормы поведения государств во время боевых действий (jus in bello).

Даже у войны есть правила. Правила войны существуют столько, сколько существуют сами войны. Это очевидно и понятно любым цивилизованным народам. Правила ведения войны упоминаются и в Библии, и в Коране, и в средневековых рыцарских кодексах – число таких правил, направленных на защиту гражданского населения в условиях конфликта, постоянно растет, превращаясь из обычаев в конвенции.

Наша страна, Россия, стояла у истоков кодификации правил войны. По инициативе Российской Империи были созваны первые Гаагские конференции мира в 1899 и 1907 гг. Тогда были приняты международные конвенции о законах и обычаях войны, заложившие основу того, что сегодня называют «правилами войны». Еще раньше, в 1868 году, европейские государства приняли Петербургскую декларацию «Об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль».

Если максимально упростить всё то, что написано в многочисленных конвенциях, включая, прежде всего, Женевские конвенции 1949 года, то «правила войны» можно выразить следующими императивами:

Запрещены нападения на мирных жителей;

Запрещены пытки и негуманное обращение с военнопленными;

Запрещены нападения на больницы и гуманитарных работников;

У мирных жителей должна быть возможность спастись;

Нанесение военных ударов должно быть избирательным, пропорциональным и обусловлено военной необходимостью.

Россия проводит СВО, строго соблюдая международное гуманитарное право «с момента первого выстрела». По этой причине вы не увидите в сети кадры с нападением российских военных на мирных жителей, не увидите кадры пыток военнопленных, уничтожения больниц. Все цели, которые поражают ВС РФ, исключительно военные, обусловлены военной необходимостью и пропорциональны (заводы, склады, объекты энергетики и т.д.). Всё, что пытаются выдать за якобы военные преступления России, это либо неудачная работа их же ПВО, либо откровенная постановка.

Чего нельзя сказать о самой Украине. Весь мир облетели кадры чудовищного обстрела ВСУ Белгорода 30 декабря 2023 года, когда ракеты прилетали прямо по площади с новогодней ёлкой. Это реальные кадры очевидцев, а не профессиональный голивудский ролик про Бучу.

Назовите хотя бы одно «правило войны», которое бы оправдывало такую «военную необходимость»? Таких правил просто нет, поэтому в международном гуманитарном праве однозначно это квалифицируется как военное преступление.

Вообще, в мире не так много примеров подобных преступлений. На ум приходят атаки Израиля на Палестину, казни и теракты так называемого «Исламского государства» (организация запрещена на территории России) и военные преступления пока ещё существующего государства Украина. Мировая практика показывает, что МГП не соблюдают только террористы и недогосударства. Сегодняшняя Украина - это и первое, и второе.

Западные хозяева Украины позорно отмолчались об атаке ВСУ на Белгород. На заседании СБ ООН 31 декабря помощник (!) Генерального секретаря ООН ограничился призывом к сторонам соблюдать международное гуманитарное право. А постпред Украины в ООН заявил, что «число смертей будет расти».

Немудрено, ведь для западных руководителей Украины международное гуманитарное право - это не более, чем фигура речи. Об этом, кстати, они сами и говорят. Недавно любитель призывать Россию соблюдать МГП, глава внешнеполитической службы ЕС Боррель признался, что купил себе учебник по гуманитарному праву, чтобы наконец начать разбираться в этих вопросах…