2202

27 ноября 2023 г.

Заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД России К.И.Косачев о Примаковских чтениях


Моё выступление сегодня на открытии Примаковских чтений, ЧАСТЬ 1

Для меня большая честь выступать на открытии чтений, носящих имя академика Примакова - моего руководителя и начальника на протяжении ряда лет, но до сих пор - учителя и наставника.

В прошлом году наши чтения были посвящены теме трансформации мирового порядка с подзаголовком «евразийское измерение». Год назад уже возникло ощущение всемирного землетрясения международных отношений и принадлежности России к его эпицентру. Более того, евразийство воспринималось, да и сейчас справедливо воспринимается как глобальный ответ на трансатлантическую концепцию мироустройства, не справившуюся с гласным запросом человечества - запросом на равенство и справедливость.

Большинство из нас наверняка помнит такие же ощущение, что вот этот самый мир, в котором мы живем здесь и сейчас, находится на переломе. Мы пережили его 30 лет назад, и тогда выбора по большому счету не существовало - нам предстояло вписаться в тот самый трансатлантический мир, созданный до нас, без нас и не для нас. Выбора не было, а следовательно - не было и свободы, ведь именно наличие выбора и является главным условием свободы, будь то во внутренних или в международных делах.

Похожее по существу ощущение мы испытываем и сегодня, но с одним существенным отличием - выбор появился, ведь безальтернативного конца истории не произошло, а альтернативой натоцентричному мироустройству все более отчетливо становится пока еще аморфное, но очевидно формирующееся на наших глазах так называемое мировое большинство.

Полагаю, именно поэтому организаторы сегодняшних примаковских чтений обратились не к существу текущего момента, а к тому, чего еще нет, но что в конечном итоге должно произойти, а именно - к горизонтам постглобализации. По сути тем самым фиксируется как факт, то, что та модель глобализации, по которой мир жил долгое время, примерно с прошлого перелома 30-летней давности, сегодня себя исчерпала.

В рамках чтений нам предстоит обсудить, что из себя будет представлять тот самый многополярный мир, к которому и стремится мировое большинство? Ведь это, по сути, тоже модель новой глобализации, только на принципиально иных началах.

Многополярность – это фактически демократическая модель глобализации. Я бы даже сказал в несколько провокационном ключе – это подлинный либеральный мировой порядок.

Знаете, пару лет назад, когда в период пандемии КОВИДа известная Мюнхенская конференция по безопасности проводилась в онлайн-формате и мы в ней еще участвовали, я высказал похожий тезис, и бывший польский министр иностранных дел Радослав Сикорский в ответ с удивлением заметил, мол, как может Россия высказываться в пользу либерального миропорядка. Пришлось дополнительно объяснить свою мысль: то, что отстаивает Запад, ни в коей мере не является ни демократической, ни либеральной моделью мировой системы. Вы построили в мире то, с чем яростно боретесь в отдельных государствах. Диктатура либералов – это не либеральный мировой порядок. США – это, условно говоря, Саддам Хуссейн и Муаммар Каддафи современного мира, если объяснять, так сказать, на пальцах.

И если бы такая модель, которая существует сейчас в мире, со всеми экономическими репрессиями, стыдливо называемыми санкциями, с "гуманитарными" агрессиями против суверенных стран без санкции универсальных инстанций, с экстерриториальным применением права и наказанием третьих стран за то, что они не подчиняются нормам, которые написаны в других альянсах – так вот если бы все это было в каком-то государстве (неядерном, конечно), то США давно бы ввели против него санкции, а то и "гуманитарно" разбомбили бы его, объявив врагом демократии.

Но ровно такой мир они построили для всех нас. И сегодня на наших глазах развивается бунт против этого порядка, вполне демократический бунт по своим устремлениям.

ЧАСТЬ 2

И навязываемая коллективным Западом мировому большинству лукавая формула о всемирном противостоянии демократий автократиям на самом деле оказывается вполне адекватным описанием текущей ситуации в мире - с той поправкой, что демократические принципы в международных отношениях отстаивает как раз мировое большинство, в то время как коллективный Запад ведёт себя запредельно автократично.

То, что именно Россия оказалась на гребне этого процесса - не только и не столько воля судеб либо привычная историческая миссия, но острое понимание того факта, что цели нашего развития не могут быть реализованы в условиях диктата одного мирового центра силы. У нас не осталось выбора не только в отношении СВО, но и в глобальном контексте. Именно поэтому мы стали главными застрельщиками новой системы, которая может оказаться более справедливой глобализацией 2.0.

Но уже очевидно, что до того, как мы выйдем на какие-то универсальные и инклюзивные модели глобального управления, мир переживет фазу регионализации, сосредотачивания стран на делах своих регионов. И это вполне естественная фаза, без которой мы не выйдем к демократической многополярности. Как говорил классик, прежде чем объединяться, нужно сначала решительно размежеваться.

Странам свойственно вступать в международные организации и даже формировать союзы - политические, экономические или военные. Но только два из таких союзов в истории человечества вышли за пределы уставной компетенции и географических границ. Это НАТО и это Европейский союз. И в первом, и вот втором случае, помимо решения задач устранения внутренних барьеров и стимулирования сотрудничества между государствами-членами, эти блоки навязывают свою волю и свои интересы третьим странам и даже организациям, уже уничтожив Совет Европы, уничтожая ОБСЕ и посягая на принцип суверенного равенства государств в ООН. При этом, замечу, международное право никак не регулирует подобного рода самоуправные действия, что становится угрозой всему человечеству и что обязательно должно найти свое отражение в дискуссиях о будущем мироустройстве в среде того самого мирового большинства, не относящегося ни к одному их этих двух блоков.

Стремление стран самим разбираться в своих делах имеет вполне логичный характер. Именно такой логике противостоит и желание США выстраивать во всех регионах планеты новые альянсы под своей эгидой и для контроля над местными процессами. После провала создания "ближневосточного НАТО", о чем всерьез говорили еще относительно недавно и что аукнулось столь трагично осенью этого года, в последнее время активно взялись за АТР. И это явно не предел.

Поэтому независимые региональные структуры отвечают интересам большинства стран, а последующий диалог между ними может и стать прообразом будущей демократической модели мироустройства. В свое время мы активно пропагандировали идею "интеграции интеграций" для Евразии, когда пространства континентального сотрудничества выстраивались бы через выработку его принципов интеграционными объединениями – тем же Европейским союзом, но также и ЕАЭС, ШОС, АСЕАН и другими организациями – в диалоге друг с другом. Понятно, что это не устроило западный блок. Но тогда (да и сейчас) азиатское сообщество и глобальный Юг еще не были достаточно интегрированы.

Тем не менее, это единственно перспективный путь мирового развития, и я считаю, что именно в таком общении интеграций между собой действительно может родиться новая глобализация, или постглобализация на новых началах, если возвращаться к теме нашего обсуждения.

Год назад я говорил о необходимости институализации многополярности подобно тому, как институализировали однополярность наши геополитические соперники, создав мировую валюту, мировые финансовые институты под своим контролем и даже мировые премии и конкурсы, в которых побеждают только «свои». Уверен, что эта задача обретает все возрастающую актуальность.

ЧАСТЬ 3

Предметом дискуссий в среде мирового большинства должны становиться такие прикладные темы, как будущие механизмы финансового регулирования и взаиморасчетов, защищенные от произвола блоковых государств, борьба с бедностью, климатическими изменениями и пандемиями, при которой будут защищены интересы прежде всего наиболее уязвимых, а не наиболее мощных государств, и, разумеется, место и роль универсальных межгосударственных объединений, свободных от диктата агрессивного, хорошо организованного и отмобилизованного меньшинства.

Уверен, что такая объединительная повестка дня станет важнейшим элементом консолидации мирового большинства уже не на блоковой, но на реально демократической основе.

В завершение хотел бы пожелать организаторам и всем участникам Примаковских чтений продуктивной работы, как всегда интересных разговоров и, конечно же, новых идей и интеллектуальных прорывов, которые неизбежны в столь высокопрофессиональном сообществе.

Благодарю за внимание!