1987

15 декабря 2023 г.

"Прямую линию" российского Президента ждали во всем мире: без преувеличения, центр принятия решений находится сегодня именно в Москве. Главной особенностью стал именно ее рабочий и спокойный характер: глава государства обсуждает со страной текущую повестку, которую – что особенно важно – определяет сама страна, а не какие-то внешние силы. Мы не реагируем, а живем своей жизнью, и это, думаю, главное разочарование для наших оппонентов.

Отсюда – преимущественное внимание и в вопросах, и в ответах к темам, волнующим именно россиян – от обеспечения прав участников СВО до цен на продукты питания. Так и должно быть в разговоре Президента с гражданами страны, которую ему доверено возглавлять. Разговор в долгую и по существу.

Как раз потому, что в долгую, стартовым вопросом стала тема суверенитета. По сути это красная нить всего выступления лидера государства. Именно заблаговременные и скоординированные действия руководства России по обеспечению суверенитета во всех сферах, от экономической безопасности и финансовой устойчивости до консолидации общества на основе поправок в Конституцию, стали ключевым фактором, позволившим нам не просто выдержать беспрецедентное внешнее давление, но и выйти на траекторию роста. По аналогии с ситуацией не так давно пережитой пандемии, можно сказать, страна достаточно быстро нарастила свой иммунитет к внешним угрозам за счет собственных ресурсов.

Думаю, все отметили, что цели СВО на Украине остаются неизменными: демилитаризация и денацификация. Это прямой ответ тем, кто говорит о якобы непредсказуемости курса Кремля и абстрактных задачах применительно к Украине. Как и разъяснение для тех, кто распространяет различные теории, будто после Украины Россия атакует еще какие-то страны, включая натовские. По сути, В.Путин разъяснил, что цели СВО а) не угрожают Европе, а, напротив, соответствуют ее интересам и историческому опыту, и б) достижимы, конкретны, и не выходят за пределы Украины.
Тупик в нынешних отношениях с Европой – проблема рукотворная, и руки, творившие ее, находятся в самой Европе. Но истоки проблемы – в несамостоятельности европейцев. И сегодня, как представляется, именно это создает нам дополнительные трудности.

Нам традиционно очень сложно общаться с несамостоятельными субъектами мировой политики. У нас гораздо меньше затруднений в общении с Турцией (отмечу то, как президент России отдал должное роли турецкого лидера в международных делах), Индией, Саудовской Аравией, Ираном, Бразилией, чем с европейскими странами. Это похоже на то, как те же западные страны были ограничены в общении со странами Варшавского договора, поскольку была одна доминирующая держава в лице СССР, определявшая политику всего блока. Вот и сегодня практически утрачен смысл общения, например, с Германией, коль скоро она публично отказалась от некогда суверенной и продуктивной дипломатии Брандта и Геншера.

Отметил для себя высказывания В.В.Путина в пользу сохранения механизма "вето" в Совбезе ООН. Это важно на фоне рассуждений о роли и реформе ООН, о праве постоянных членов Совбеза блокировать решения, которые воспринимаются как угрожающие их интересам. Думаю, это будет услышано многими нашими партнерами и оппонентами в качестве позиции России.

И еще важный тезис. Президент сослался на опрос, согласно которому 96% граждан России считают межконфессиональное и межнациональное согласие в стране огромным преимуществом. Это полностью соответствует выводу, к которому мы пришли на заседании Совета по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями при Совете Федерации 30 ноября. Именно СВО показала, насколько это работает в боевых условиях. Наша модель опирается на общественный запрос на справедливость. Отсутствие справедливого решения является почвой для бесконечного тления и возгорания таких конфликтов, как палестино-израильский.

Возвращаясь к исходной теме: справедливость – одна из несущих опор российского суверенитета и нашей внешней политики.

Поэтому по ней бьют чаще всего. Но именно она сегодня доказала свою прочность.